Тот, кто не умеет прощать, сам не будет прощен

«Что такое любовь? Это один момент, время, место, капля в сердце или радуга в небе?
Я приехал в город с тяжелым сердцем. Это было маленькое местечко. Кто знает, может, мои проблемы станут здесь такими же маленькими. В переулках под белыми домами – магазины и лавки ремесленников… Чистые улицы, полезный для души чистый и прозрачный воздух. Яркий дневной свет и ослепительная природа помогли мне забыть о проблемах. Я быстро освоился здесь. Поскольку я приехал не в отпуск, то не был уверен, когда вернусь обратно. Каждое утро я завтракал у моря и часами читал книги. «Чем живет человек?», – это был один из самых сложных вопросов, мучивших меня. «Любовью», – говорил Толстой. Что это значит? Будучи поглощенным внутренней борьбой, мне потребовалось много времени, чтобы понять это.

Я начал общаться с местными жителями. Морской воздух, приятная атмосфера и дружелюбные люди… Материальное было для них не главное, им было достаточно горячего чая и приятной беседы. Люди привыкли довольствоваться малым и работали для довольства Аллаха. Все они были соседями, и каждый отвечал за каждого. Эти ценности были далеки от той жизни, которой жил я.

Когда книги, которые я привез с собой, закончились, я зашел в единственный в городе книжный магазин, чтобы купить новые. Маленький магазинчик и огромное число различных произведений… Сила книг отразилась в каждом уголке этого светлого здания в старом архитектурном стиле. Как только я поднялся по каменной лестнице и зашел в помещение, ко мне подбежала маленькая девочка. Он показала мне куклу, которую держала в руках, и смотрела на меня широко открытыми голубыми глазами.

«Как тебя зовут, милая?» – спросил я.

Она не ответила. Я решил, что она не поняла, и повторил вопрос. Она только протягивала мне свою куклу. Я погладил ее светловолосую куклу по голове, после чего девчушка вдруг развернулась и убежала в комнату в задней части магазина. Из комнаты появился пожилой мужчина – седовласый, невысокий, прилично одетый господин…

«Добро пожаловать, сынок», – сказал он, поставив стакан с чаем на стол.

«Могу ли я посмотреть книги?»

«Конечно, пожалуйста. А я пока принесу вам чай».

Я почувствовал умиротворение. Господин Али Осман, так звали хозяина магазина, оказался очень дружелюбным и приятным у общении человеком. И я стал часто наведываться к нему. Иногда я помогал ему в магазине, а потом мы долго беседовали после окончания рабочего дня. Я говорил мало, зато слушал очень внимательно. Господин Али Осман потерял своих детей и супругу в дорожно-транспортном происшествии, и у него осталась только внучка. Голубоглазая девчушка, Эслем, была неслышащей. Вот почему она не ответила мне при первой встрече. Я любил наблюдать за ней. Кто знает, какие прекрасные звуки заполняли ее мир, звуки, которые были не слышны нам, слышащим. Оказывается, слов бывает недостаточно, чтобы описать некоторые прекрасные вещи…

Иногда, когда я наблюдал за ней, перед моими глазами представали беззвучные и бледные картины неприятных воспоминаний, оставленных мною в прошлом. Вот моя мама плачет в углу гостиной, а я ругаюсь с женой. Но я видел только сами картины, не слыша сопровождающих ее раздражающих и расстраивающих меня звуков.

Я очнулся от своих мыслей, услышав умиротворяющий голос господина Али Османа. Из-за возраста ему уже было достаточно трудно работать. Несмотря на наше недавнее знакомство, он иногда оставлял на меня магазин, а сам отправлялся в деревню, где немного отдыхал, а затем снова возвращался.

Я работал с удовольствием, приводил в порядок книги, пытался содержать их в чистоте. Этот магазин был единственным источником дохода для господина Али Османа, его семейным очагом и единственным местом, где хранились все его воспоминания. Каждый квадратный метр был ему дорог. Как и для Эслем, конечно… Только так господин Али Осман мог покрывать расходы на воспитание и содержание внучки. Поскольку ей необходимо было специальное обучение, расходы были достаточно высоки. Тем не менее, я никогда не слышал жалоб или других слов кроме благодарностей из его уст. Глядя на него, я начал стыдиться того, что сделал в прошлом. И я стал полностью отдаваться работе, чтобы не думать о былых днях. Постепенно книжный магазин стал еще лучше. Количество посетителей возросло, а доходы увеличились. Но господин Али Осман не поддавался жадности, и в конце месяца после проведения всех расчетов говорил: «Неважно сколько денег, сынок, главное, чтобы дозволенный (т.е. халал). Они были честно заработаны».

Я стал практически полностью отдавать себя работе. Самочувствие господина Али Османа становилось все хуже, поэтому он стал реже появляться в магазине. Через некоторое время я начал действовать, не советуясь с ним. У меня появилась странное жадное стремление зарабатывать все больше и больше, ведь больше денег означало материальную гарантию для господина Али Османа и его внучки. В конце концов, я работал для людей, которые в свое время протянули мне руку помощи. Я фонтанировал новыми идеями, расширял магазин. У меня были способности и опыт в этом деле.

Я не мог себе и представить, что снова попаду в ту же трясину! Я наделал много долгов. Сначала их погашение не вызывало у меня трудностей, поэтому я брал в долг еще и еще и все больше и больше. Через некоторое время, мое ненасытное эго позабыло беззвучные картины прошлого. Книги, которые в пылу амбиций стали для меня просто коммерческим товаром, словно обиделись на меня, и я снова оказался в яме.

Однажды, когда я был в магазине один, ко мне пришли судебные приставы. Они сказали, что через несколько дней закроют магазин, потому что я не в состоянии оплатить накопившиеся долги. Именно в этот момент, в магазин зашел господин Али Осман с Эслем и стал свидетелями всего произошедшего. Господин Али Осман посмотрел мне в глаза и сказал: «Какой позор!» Мой мир был разрушен во второй раз. Не успел я прийти в себя от этих тяжелых слов, как они ушли из магазина. Медленными шагами я вышел на улицу и присел на ступени каменной лестницы. Те же слова я услышал год назад от матери.

Я владел большой фирмой. Я все делал для того, чтобы обеспечить своей матери и семье хорошую жизнь. Мы жили все вместе в большом доме. Мой брат и моя жена помогали мне в работе на фирме. Пока однажды мой брат и моя жена не допустили большую ошибку в системе. Даже не поняв, что произошло, мы потеряли все, что у нас было!

Они были очень расстроены, но несмотря на все их извинения, я не мог простить их ошибки. Мой мир был разрушен. Я постоянно ругался с ними и заставлял мучиться угрызениями совести.

После одной такой ссоры, я очень сильно обидел жену. А моя мама сидела в гостиной и беспомощно плакала. В какой-то момент она встала, повернулась ко мне и прокричала: «Позор тебе!» Также как господин Али Осман… Может быть, фирма обанкротилась и не по моей вине, но мои ссоры привели к разрушению нашей семьи. Мой брат ушел из дома, а жена впала в депрессию. А я сам не нашел лучшего выхода, как уехать подальше от дома!

Придя в себя, я отправился к господину Али Осману, чтобы поговорить с ним. Я искал его повсюду, но тщетно. Тогда я решил поехать в деревню и нашел его там. Эслем играла со своей куклой на улице, а господин Али Осман нежно наблюдал за своей внучкой. Испытывая чувство стыда, я вышел из машины и направился к дому. Как только он увидел меня, то вышел ко мне и сказал: «Уходи, сынок, тот, кто не умеет прощать, не может быть прощен», и вернулся обратно в дом. Пораженный, я не мог вымолвить ни слова, глядя ему вслед! Откуда он мог знать, ведь я никогда не рассказывал ему о своей семье?

Я пробыл здесь еще несколько дней и отправился домой. Мне было очень сложно вернуться в дом, который я покинул пятнадцать месяцев назад! Подойдя к двери, я понял, как по всем соскучился! Изнутри доносились детские голоса. Это придало мне смелости нажать на кнопку звонка. Когда я вошел, все были дома. Сначала ко мне подбежала моя младшая дочь, потом и остальные… Старшие члены семьи просто смотрели мне в лицо. «Простите меня», – только и смог вымолвить я, с трудом проглотив ком в горле. А потом заплакал. Жена сразу обняла меня, а затем подошли и другие. Они словно всегда ждали сегодняшнего дня. Мы обнялись и сели за стол, словно я никогда и не уходил из дома. Мои братья спасли часть компании и продолжили работу. Я же рассказал о том, как жил все это время. Посоветовавшись, мы решили оплатить все долги господина Али Османа.

Я знал, что он был огорчен не тем, что я потерял деньги, а злился на то, что я пошел на поводу дурных сторон своего эго и не увидел истины. Этот прекрасный человек никого бы не выгнал из-за денег. Я так хотел попросить у него прощения!

Однажды моя жена вселила в меня надежду, сказав: «Давайте все вместе съездим к нему и поговорим».

Так и сделали. Когда мы встретились снова, господин Али Осман обнял меня, словно ничего плохого и не произошло.

Толстой был прав: «Человек живет любовью».