Альгамбра: дворец, украшенный орнаментом

«Но индивидуальность здания заключается в орнаменте», – эти слова архитектора Луиса Салливана являются подходящим описанием для большей части исламской архитектуры, которая тесно связана с идеей орнаментации. Многие мечети украшены большим количеством геометрических узоров, яркими мозаичными плитками и изящными скульптурными элементами. Использование орнамента широко распространено от Большой мечети в Дамаске, Сирия, до Шахской мечети (Масджид-и-Шах) в Исфахане, Иран.

Те же идеи выражены в мавританской архитектуре Испании. Нет большего достижения мавританской архитектуры, чем Альгамбра – архитектурный комплекс в Гранаде. Эта крепость-дворец расположена на вершине горы и имеет панорамный вид на раскинувшийся ниже город. Огромный дворцовый комплекс богато украшен орнаментом, который был использован для того, чтобы подчеркнуть архитектурные формы и придать зданиям особый характер. Орнамент, присутствующий в Альгамбре, включает в себя тщательно разработанные мукарны, роскошные внутренние дворики и геометрические узоры.

Мукарны (сотовый свод)
Тот факт, что Альгамбра, вероятно, является наиважнейшей частью мавританской архитектуры, обусловлен ее скульптурными элементами, известными как мукарны. «… (мукарны), которые можно увидеть в Альгамбре и которые беспрецедентны на Западе, являются одним из самых больших мусульманских вкладов в историю архитектуры. Они берут свое начало от некоторых североафриканских сооружений … и используются для сводов в форме звезды» (Trachtenberg and Hyman 1986, 219).

Важно отметить, что мукарны не разбросаны по стенам без определенной цели, они добавлены для улучшения формы и решения проблемы грубых переходов: «Мавры всегда считали, что архитекторы должны придерживаться первого принципа архитектуры – украшать здания, но никогда не строить украшения. В мавританской архитектуре украшения не только естественно вытекают из строительной конструкции, но и конструктивная идея реализуется в каждой детали орнамента» (Calvert 1907, 108).

Эта идея показывает различие между орнаментом ради украшения и орнаментом, вытекающим из конструкции, – это то, что делали мавры Испании. Относительно того, что мукарны совершенствуют архитектурную форму, можно сказать, что они стирают грань между тем, где купол начинается, и где он заканчивается, обеспечивая тем самым плавный переход. «Пустые участки в четырех углах должны быть заполнены, чтобы перераспределить нагрузку купола (на самом деле есть два купола: декоративный сотовый свод (мукарны) и структурный свод, который можно увидеть только с внешней стороны, и с которого свисают мукарны). Такое перераспределение достигается с помощью системы мукарн, а четыре угла соединены очень простым фризом из мукарн» (Castera 2007, 108).

Это внутреннее оформление купола создает сотоподобную структуру, которая является одновременно и поразительной, и функциональной. Простой купол не подошел бы и не соответствовал бы особенностям остальной части Альгамбры. Мукарны также использованы для оформления различных арок, которые расположены по бокам некоторых внутренних двориков Альгамбры. Эти мукарны опять-таки используются в качестве украшения, но и служат более важной цели: «… Они, словно навесы, поддерживают филигранные арки из мукарн, которые повторяют защитную функцию пальмовых листьев вокруг источника воды в расположенном в пустыне оазисе. Эти мукарны разбивают контуры арок на маленькие трехмерные декоративные элементы, которые сливаются с окружающим геометрическим, растительным и каллиграфическим орнаментом» (Irwin 2004, 167).

В этом случае мукарны словно вырастают из арок, напоминая тем самым листья, придают аркам особый характер, а также разбивают их контуры и играют с освещением. Общий эффект улучшает архитектуру. Мукарны важны для дворца, потому что они обеспечивают определенную текстуру, а также, ввиду отсутствия лучшего слова, гармонию сводов и арок.

Внутренние дворики
Другой формой орнаментации являются дворики, которые придают Альгамбре особый характер. В обычном смысле слова дворики не могут рассматриваться как орнамент, но здесь они имеют большое значение в соединении архитектуры и религии. «Романтическое воображение посетителей веками пленяет особая комбинация тонких колоннообразных аркад, фонтанов и отражающих свет водоемов, находящихся в этих двориках, и в частности в Львином дворе. Как понятно из надписей, такое сочетание является физическим воплощением описаний рая в исламской поэзии» (Trachtenberg and Hyman 1986, 219). В исламе и Коране есть много упоминаний о рае и загробной жизни. В этих описаниях Аллах упоминает зелень и плавно текущие реки, а также прохладу тени и воды. В Альгамбре цель заключалась в том, чтобы воссоздать рай на земле в двориках комплекса.

Дворы в первую очередь предназначены для того, чтобы придать дворцу свой характер и создать скрытые связи с раем и мечетями. Декоративные колонны, которые не несут нагрузки, обрамляют двор: «Мы видим очень тонкие колонны, одиночные или парные, без энтазиса или рифления для передачи любого ощущения сжатия. Преувеличено большие каменные блоки на капители колонны еще больше отделяют опоры от их изящной ноши. Все это кажется не столько построенным, сколько спряденным, нарисованным и наколдованным» (Kostof 1995, 398). Это еще больше подчеркивает идею, что внутренний дворик является частью орнаментации дворца. Хоть это и не обязательно, но они выполнены ради передачи характера и символики ислама.

Вода
Вода является важным элементом орнаментации как в Коране, так и в двориках. Костоф конкретизирует эту идею следующим образом: «В Львином дворе открытое пространство, окруженное портиками, пересечено тонкими водными каналами, которые проходят сквозь расположенные вдоль оси павильоны и попадают в расположенные позади комнаты, словно струйка жизни в поисках своего источника. Тонкие колонны кажутся еще более хрупкими и безжизненными в своих бледных дрожащих отражениях». После чего Костоф продолжает: «Мы вспоминаем коранические описания рая, те «павильоны, внизу которых течет вода», и видим их в каналах и крытых портиках во дворах» (Kostof 1995, 398-399).

Геометрические узоры
И, наконец, в Альгамбре, как и во многих других исламских произведениях искусства, широко используются геометрические узоры. Геометрические формы и узоры придают архитектурным формам характер, а также подчеркивают формы, акцентируя свет на определенных элементах, таких как входы или арки. Приведенное ниже объяснение автора Роберта Ирвина явно указывает на то, что геометрические узоры используются для того, чтобы сделать акцент на конструкции дворца в таких местах, как входы в помещения: «Геометрические узоры некоторых драпировок имитируют конструкцию дверей дворца. Представьте себе яркие цветные ковры и шелковые ткани, гармонично сочетающиеся с не менее ярко окрашенной лепниной и деревянными изделиями» (Irwin 2004, 33).

Геометрические формы используются для совершенствования архитектурных форм, но при этом они также создают характер дворца: «Самое очевидное применение тесселяции в Альгамбре – это выложенная плиткой нижняя часть стен, где используется повторяющийся рисунок, позволяющий глазам отдохнуть» (Irwin 2004, 119). Тесселяция плоской поверхности представляет собой облицовку, в которой использовано повторение геометрических форм, но без каких-либо перекрытий или пробелов, каждая поверхность покрыта. В этом случае геометрические формы обеспечивают зрителю своего рода баланс, потому что в таком дворце, как Альгамбра, слишком большая детализация могла бы вызвать сенсорную перегрузку.

Интересно отметить, что Альгамбра уникальна с точки зрения своего геометрического орнамента, поскольку во дворце есть все различные типы покрытия из мозаичной плитки: «Среди образцов мозаики в Альгамбре присутствуют все семнадцать плоскостных групп» (Lovric 2012, 6). Это удивительно, потому что мозаичная работа была дорогостоящей и требовала много времени. Но такая скрупулезность и внимание к деталям сделали свой вклад в характер дворца и помогли сделать его всемирно известным.

Орнаментация была использована в Альгамбре в качестве средства выражения характера, а также совершенствования архитектурных форм. Это было сделано за счет использования мукарн, интерпретаций рая и геометрических форм. Если бы во дворце не было его орнаментации, то ему бы не доставало определенной магии. Костоф очень хорошо резюмирует в своем высказывании: «Невозможно думать об этой атмосфере фантазии и интроспекции, созданной на идиллической вершине холма среди мирт, вечнозеленых растений и бегущих ручьев, как о чем-либо еще, кроме рая на земле» (Kostof 1995, 399).

ЛИТЕРАТУРА:
1. Calvert, Albert Frederick. The Alhambra, Being a Brief Record of the Arabian Conquest of the Peninsula with a Particular Account of the Mohammedan Architecture and Decoration. London: John Lane, 1907.
2. Castera, Jean-Marc. “The Muqarnas Dome of the Hall of the Two Sisters in the Alhambra in Granada.” Ed. Emmer, Michele. Mathematics and Culture V. Berlin: Springer, 2007.
3. Irwin, Robert. The Alhambra. Cambridge, MA: Harvard UP, 2004.
4. Kostof, Spiro. A History of Architecture: Settings and Rituals. 2nd ed. New York: Oxford University Press, 1995.
5. Lovric, Miroslav. “Magic Geometry: Mosaics in the Alhambra.” Journal of Art Historiography 6 (June 2012): 1-29.
6. Trachtenberg, M & Hyman, I. Architecture: From Prehistory to Postmodernism: The Western Tradition. New York: Abrams, 1986.